Арам Давидян: Профессионализм – это обращенное в профессию творчество

20 декабря 2018, 7:11 20.12.2018 0

В каждой профессии есть как «ремесленники», так и «художники». Ко вторым относятся те, кто своим высоким профессионализмом обращают профессию в творчество. Именно таким профессионалом является известнейший хирург-имплантолог, основатель и главный врач Avroraclinic, автор книг, ставших хрестоматией для специалистов своего профиля, профессор Арам Давидян, интервью с котором мы представляем вашему вниманию.

Арам Давидян: Профессионализм – это обращенное в профессию творчество


Арам Ленсерович, вы – известнейший практикующий хирург-имплантолог, основатель и глава клиники. Совместно с клинической деятельностью продолжаете научную и преподавательскую работу, автор книг, ювелир-дизайнер, коллекционер... Как вам удается совмещать все эти виды деятельности?

Вы знаете, совмещать все эти виды деятельности мне не так и сложно, как может показаться на первый взгляд, поскольку все перечисленные области, которыми я занимаюсь, являются производными от моей основной специальности – стоматолога, хирурга-имплантолога. Все они как бы дополняют друг друга, поэтому каких-либо противоречий для совмещения я не вижу. Тем более что я стараюсь не столько совмещать, сколько развивать параллельно. Кроме того, возможно, мне удается сочетать эти разные ипостаси благодаря тому, что у меня есть мощная «группа поддержки» из единомышленников: с точки зрения врачевания – это моя команда, с точки зрения управления – это моя сестра.


А если бы вам поставили условие – отказаться от всех видов деятельности и оставить только одну - единственную, что бы вы выбрали?

Наверное, ответ, который я дам на этот вопрос, будет звучать несколько неожиданно, но я выберу, скорее всего, ювелирное производство. Ювелирное дело появилось в моей жизни не случайно. Стоматология – во многом профессия творческая, но настоящую полноту свободы творчества я ощущаю в ювелирном искусстве, которым увлекся, будучи студентом. Я тогда понял, что стоматологу, помимо базовых знаний, необходимы мануальные навыки – то есть точность рук. Мне показалось, что такую уверенность может дать именно огранка камней. Я увлекся этим, и вот уже более 30 лет собираю редкие минералы, и это стало неотъемлемой частью моей жизни. Сегодня в моей коллекции немало редких камней, многие их которых стали основой дизайнерской коллекции. Для меня это чистое искусство, возможность без оглядки творить для себя, возможность свободно реализовать художественные идеи. Я особенно трепетно отношусь к минералам – этим удивительно прекрасным дарам Природы. В ювелирном дизайне для меня минерал первичен – он солист и дирижер одновременно. Мне повезло в том, что мое хобби поддерживает моя супруга – дизайнер Юлия Давидян. Она нередко привлекает меня к созданию своих ювелирных коллекций, а кроме того, мы собираем коллекцию современного искусства, и в этом увлечении тоже единодушны. Если же вернуться к вашему вопросу о выборе одного вида деятельности, то, возможно, мне будет сложно ограничиться только одной областью. Думаю, если бы по какому-то стечению обстоятельств я вдруг перестал работать стоматологом, то своим мануально-творческим навыкам я нашел бы применение в ювелирном деле, а своим знаниям – в преподавательской деятельности. Сегодня наблюдается серьезная потребность в обучении молодых коллег, поэтому наставничество очень важно.


Вам нравится преподавательская деятельность?

Знаете, я сам удивлен, но мне действительно это нравится. Причем отмечу, что 15 лет назад, когда я только начал преподавательскую практику, на постсоветском пространстве я был первым доктором, который вел курсы для стоматологов. Для меня очевидно, что если ты лучше разбираешься в некоторых процессах, которые недоступны широкой медицинской общественности, то ты просто обязан этими знаниями открыто делиться. Само преподавание мне нравится еще и потому, что, готовясь к лекциям, семинарам, я часто обращаюсь к передовым источникам, которых нет на русском языке, и всегда открываю много нового для себя. Для меня учить – это в первую очередь учиться самому.


БЛИЦ-ОПРОС КОЛЛЕГ

Новак Анна Васильевна, врач-пародонтолог AVRORACLINIC (Москва)
1. Арам Давидян - какой он в работе?
Профессионал высокого класса. Владеет обширными знаниями не только в стоматологии, но и в смежных областях медицины. Постоянно отслеживает все последние научные исследования и разработки, с большим успехом применяя их в своей практике. Обладает ярко выраженным аналитическим умом, благодаря чему составляет оптимальные планы лечения, по возможности избегая обширных и травматических хирургических вмешательств, учитывая индивидуальные особенности каждого пациента. Ведёт большую научную работу.

2. Какие его достоинства вам особенно нравятся и есть ли у него недостатки?
Арам Ленсерович Давидян – это врач с великолепными мануальными навыками. Мне повезло быть его пациентом. Его аккуратные руки практически не чувствуются во время работы. Удивительно, как можно делать такие сложные вещи с такой легкостью! Каждое движение выверено с ювелирной точностью, ничего лишнего, всё быстро и четко. По-моему, в этом и заключается настоящий профессионализм. С Арамом Ленсеровичем я работаю в одной команде почти 20 лет. Именно я, как пародонтолог, наблюдаю наших пациентов после окончания лечения и провожу поддерживающие профилактические процедуры. Имплантаты, поставленные профессором Давидяном 20 лет назад, выглядят всё так же, результаты стабильны. Это ещё одна его особенность – продумывать всё до мелочей и стараться делать конструкции, которые успешно служили бы долгие годы.

3. Какой самый ценный опыт вы от него переняли?
Мне часто задают этот вопрос. Прежде всего, это внимательное и чуткое отношение к пациенту, умение находить оптимальное решение в самых сложных ситуациях, ставить перед собой, казалось бы, невыполнимые задачи и с успехом их решать.


Каждый человек – как река, у которой всегда есть свой исток. Каковы ваши истоки, что сформировало вас как человека?

Конечно же, в первую очередь – это моя семья. И если я скажу, что у нас в родне я 13-й стоматолог, то, наверное, все станет понятно. Тем не менее, я до сих пор нередко спрашиваю себя, было ли какое-то воздействие на меня со стороны семьи, чтобы я принял решение стать врачом. И я должен сказать, что абсолютно никакого давления на меня в этом плане не оказывалось. Я очень благодарен своим родителям за это. Их позиция в этом вопросе была предельно ясна: хочешь быть врачом – значит, будешь врачом, хочешь быть инженером – будешь инженером, хочешь быть дворником – будешь дворником. В этом плане мои родители сильно опередили эпоху, ведь сейчас детям дается полная свобода выбора, дети абсолютно не ограничены в выборе профессии. В моем случае, скорее всего, большую роль сыграл пример моей мамы – она прекрасный врач-стоматолог, очень душевный и заботливый человек. Понимание того, что я хочу быть стоматологом, пришло ко мне в 5-летнем возрасте: я точно помню, что игрушкам и машинкам предпочитал медицинские инструменты. Думаю, если ты впитал в себя особенность работы с самого детства, то это никуда не исчезает. Отсюда и династийность в некоторых профессиях.


В вашей биографии есть интересный факт: вы стали первым в Советском Союзе 14-летним санитаром в скорой помощи. Расскажите, пожалуйста, как это было.

Это были времена перестройки. Тогда рассматривался вопрос о том, чтобы 14-летние подростки официально имели право работать. Я помню, что моя мама написала письмо в Москву, в Министерство образования, чтобы мне разрешили работать. Из самой Москвы, из министерства пришло распоряжение с разрешением. С этой бумагой я и пошел устраиваться на работу в больницу скорой помощи. Помню – сначала в одно отделение, потом в другое. И этот опыт был для меня очень важным, потому что я понял: мой выбор осознанный, и семья меня всячески поддерживает. Вообще поддержка семьи является очень важной составляющей успеха. Понятное дело, что я и так чего-то в жизни добился бы, но явно не того, чего я добился на сегодняшний день. Потому что поддержка семьи, помощь мамы, отца, сестры явились самыми важными вещами, сформировавшими меня. Папа всегда говорил, что если учиться, то учиться только хорошо, потому что просто так учиться, сидеть на занятиях – это никому не нужно, это ни к чему не приведет, никакого толка не выйдет. Мама, будучи врачом, всячески помогала мне советом и самой своей работой. Основным наставлением моей мамы было то, что врачевание – это миссия. Но, наверное, более важным было то, что я видел, как она работала, как принимала детей и почему у нее дети совсем не плакали.


Что было сложным для вас во время обучения в вузе, и что бы вы посоветовали нынешним студентам?

Учеба в вузе у меня ассоциируется с волшебным преображением. Поступив на первый курс Ереванского медицинского института, я на радостях расслабился, наверно, хотя, скорее всего, просто продолжил обучение в формате школы: день выучишь уроки, день не выучишь. И самым сильным потрясением для меня стало, когда я получил свою первую тройку, по латыни, и передо мной замаячила угроза вылететь из института. Вот тогда я понял, что в вузе все, что ты имеешь сейчас, очень эфемерно, потому что это может прерваться, если ты не сдашь какой-то предмет. Конечно, это очень сильно повлияло и на меня, и на мое восприятие всего происходящего: уже к следующему экзамену по латинскому языку я подготовился так, что преподаватель – а он у нас был очень строгий – был вынужден поставить мне пятерку. С тех пор я получал только пятерки, а латинский язык – язык науки, стал для меня некой отправной точкой в осознания важности обучения. На 5-м курсе я пересдал тот злосчастный экзамен с единственной тройкой и окончил институт с красным дипломом.

Что касается совета студентам, то тут двух мнений быть не может: напряженно и много учиться – и никак иначе. И не просто учиться, а понимать, что от этого зависит не то что их судьба, не то что судьба окружающих, но судьба мира. Потому что они – своего рода проповедники, те, кто призван продвигать все лучшее, что придумано природой. Им необходимо учиться, получать качественные знания. Понятно, что эти знания не будут достаточными, но это и правильно, это и здорово, это дает возможность самим, грубо говоря, «нарастить мясо на скелет». Однако базовые знания при этом должны быть исключительно качественного характера.


А как вы оцениваете современное образование?

Очень часто можно слышать, что уровень образования, мол, недостаточно высок. Но я не стал бы так уж драматизировать. Когда образование стало массовым, с этой массовостью обучаться приходит большое количество людей, разных, с самой разной степенью умения обучаться. Однако, думаю, что ключевые персоны, которые должны выучиться – причем это касается любой профессии – они все равно учатся. Другое дело, что вычленить их из общей массы не так уж и просто. Их нужно искать, а это уже задача старшего поколения профессионалов – разглядеть в массе молодые таланты и выпестовать из них достойных врачей.


Достаточно ли тем же студентам прилагать усилия, чтобы стать если и не выдающимся врачом, то хотя бы хорошим, или все-таки основную «огранку», скажем так, делает жизнь? То есть, достаточно ли только вузовского образования?

Вузовского образования не бывает достаточно в любой профессии: вуз дает базовые знания, а учиться приходится всю жизнь. К сожалению, половина из общего количества студентов не будет работать в профессии ни дня. Из оставшейся половины опять-таки половина станет хорошими стоматологами. Вообще, в стоматологии, я считаю, многое зависит от среды, в которой ты работаешь: если тебе повезло и ты работаешь с коллегами, которые тебя поддерживают, которые тебя учат, направляют, то это очень помогает в профессиональном становлении.


Помните ли своего первого пациента?

Конечно же, помню, тем более что моим первым пациентом была моя сестра. Впрочем, она до сих пор является моим пациентом. Обычно считается, что близких людей лечить трудно, но я абсолютно не испытывал какого-либо волнения: если ты хорошо знаешь свое дело, то волнению не должно быть места вообще.


Вы часто в чем-то оказываетесь первым. Как это у вас получается?

Честно признаюсь, это не специально. Я вовсе не стараюсь быть исключительно первым, синдромом отличника, надеюсь, не страдаю, просто как-то само собой получается. Наверное, это неизбежно, если ты много работаешь и, главное – любишь свою работу. Интересно же по-новому вылечить пациента, провести какую-то новую операцию! Вот и выходит, что то, что я делал еще 10 лет назад, многие лишь сейчас начинают делать.


Можете назвать один кейс из практики, который дал хороший урок на всю жизнь? Был ли в вашей стоматологической практике какой-нибудь курьезный случай?

Особо курьезного случая я не припомню. Если же говорить о каком-то значимом моменте, то... В нашей отрасли есть некоторые своеобразные нюансы. Когда стали уходить в мир иной мои пациенты, которым я делал зубы, в какой-то момент я понял, что, наверное, сделал неплохую работу: человек с моими зубами ушел в другой мир. Это ценно – что не пришлось ничего переделывать, что сделано, как говорится, на всю жизнь. Я беру пациента, лечу его, и он дальше так живет-живет с моими зубами – до той минуты, пока не подойдет его срок покинуть этот мир. Вот, наверное, этот момент произвел на меня впечатление и как бы стал уроком – то есть осознание того, что ты делаешь работу, что называется, с гарантией на всю жизнь.

Что касается кейсов из практики, то каждый кейс по-своему ценен тем опытом, который он тебе дает. Но надо все время учиться, потому что если вы будете сидеть и ждать, пока появится какой-то кейс, благодаря которому произойдет волшебная трансформация ваших взглядов, то это не сработает. Во всяком случае, в медицине такого произойти не может. В медицине должно быть исключительно иначе. Каждый кейс является кейсом, на котором ты учишься чему-то – пусть небольшому, незначительному, на первый взгляд. Но понимание того, что ты делаешь, для чего делаешь и как – это очень важно, и без этого понимания просто невозможно стать хорошим врачом.


Какими личностными качествами должен обладать врач, чтобы называться «хорошим врачом»?

Хороший врач тот, после которого человек чувствует себя лучше, здоровее. Если врач не любит своих пациентов, не готов делиться с ними своей энергией – он никогда не сумеет вылечить человека. Можно быть профессионалом, но не обладать талантом врачевания, а без этого профессионал никогда не получит эпитета «хороший врач».


БЛИЦ-ОПРОС КОЛЛЕГ

Соловьев Александр Михайлович, врач-ортопед AVRORACLINIC (Москва)
1. Арам Давидян - какой он в работе?
Доктор Давидян любит свою работу – и этим многое сказано! Любит работать, любит пациентов, любит дарить им комфорт и удовлетворение, любит получать результат, любит и уважает коллег, любит красиво пользоваться благами от работы.

2. Какие его достоинства вам особенно нравятся и есть ли у него недостатки?
Умеет слушать и слышать. Его сильные стороны: чувство юмора, уровень самоиронии, понимание, что он, его бренд – это не только и не столько он сам, сколько люди, окружающие и поддерживающие его. Он умеет быть не только требовательным, но и благодарным.

К недостаткам, может быть, можно отнести то, что любит спорить. Не любит признавать свои ошибки. Осознавая, что, возможно, не прав, будет отстаивать свои ошибки, как мне иногда кажется, просто ради спора и дискуссии. Однако, понимая, что его окружают врачи и люди, знающие и мыслящие, которые просто так, голословно, не будут высказывать мнение, отличающееся от его мнения, умеет отнестись к себе снисходительно и принять в результате альтернативное решение. Иногда, правда, красиво и с юмором приписав его себе.

3. Какой самый ценный опыт вы от него переняли?
Пожалуй, основное то, о ком и о чем нужно думать в первую очередь – о пациенте и его комфорте. Быть Врачом с большой буквы. Понять пациента, переживать с ним, помочь ему. Чтобы пациенту было удобнее, красивее и, главное, быстрее. К примеру, мы все готовы в случае необходимости провести в лечебном кабинете многочасовую сложную операцию, зачастую описывая это как подвиг. 10 лет назад я и сам так думал. Арам Ленсерович был первым в моем врачебном окружении, кто был в недоумении от такой «гордости». Пациент на такой подвиг не готов, а если и готов, то с радостью откажется от многочасовой сложной процедуры в пользу быстрой и простой. Умение оптимально спланировать лечение, оптимально и лаконично провести его, не забыв о самых необходимых мелочах – это действительно ценный опыт. Самый лояльный пациент с большей радостью проведет с вами время за чашкой кофе, чем в стоматологическом кресле.


Расскажите немного о «чикагском» периоде вашей жизни. Что он вам дал?

К тому моменту, когда я стал работать в Чикагском центре современной стоматологии, я уже был опытным врачом. Тем не менее этот период дал мне не только новые знания и новый опыт, но и продемонстрировал совершенно новое отношение к профессии и профессионалам. Там люди оценивали тебя не по каким-то твоим качествам, твоим регалиям, достижениям или статусу учебного заведения, которое ты окончил. Они судили исключительно по твоим профессиональным качествам, навыкам. Ты работоспособен, ты хочешь работать, ты умеешь работать, ты правильно работаешь? И в этом плане очень впечатлило меня то, что через месяц после начала работы меня назначили главным врачом клиники. Мало того что это было просто неожиданно, это было беспрецедентное событие в истории клиники, потому что до этого не было такого, чтобы главным врачом клиники стал, скажем так, русский доктор. Чикагский центр – это американская клиника, которая взяла на себя менторство и обучение докторов разных стран абсолютно новым технологиям имплантации. В те годы это была для нас совершенно новая, неведомая область. И я считаю, что это было провидение, потому что никак нельзя было предположить, что меня возьмут на работу врачом сразу после первого собеседования.


Это была ваша инициатива?

Да, это была исключительно моя инициатива. Иногда жизнь создает тебе преграды, и ты вынужден искать решение, как их преодолеть. В этот период – это были 1999-2003 годы – на моем жизненном пути были очень серьезные преграды. И я понял, что если я не преодолею их, то так и погрязну в каком-то болоте. Я «перепрыгнул»! Чикагский период оказался щедрым для меня, потому что я многое открыл для себя в своей специальности.


Avroraclinic – общее с вашей сестрой Лианой детище. Чего в семейном бизнесе больше – плюсов или минусов?

Да, Avroraclinic – это наше с сестрой детище, наша гордость. Мы хотели создать не просто стоматологическую клинику, а некое идеальное пространство, в котором можно правильно, комфортно и эффективно лечить. Позже это все стало обрастать, как снежный ком, другими услугами, другими направлениями, но надо отметить, что идея совмещения косметологических услуг появилась уже в самом начале, когда создавалась клиника. Правда, на ее реализацию ушло 3-4 года. В нашей клинике мы внедряем абсолютно новаторский подход, когда одним пациентом параллельно занимаются несколько узких специалистов. Это позволяет сократить продолжительность лечения и в разы улучшает его качество. Сейчас в мире – не в России, а в мире! – совсем немного клиник, способных реализовать такой подход. В Avroraclinic было впервые внедрено многое из того, что уже потом стало классикой. Но нашей главной заслугой я считаю то, что мы изменили сам принцип лечения «по обращаемости» – это когда пациент обращается только в случае появления проблем. Мы показали пациенту иной путь заботы о здоровье – создали тандем доктора и пациента и, более того, предложили комплексный подход к лечению с прогнозом. Мы первыми предоставили пациенту право выбора плана лечения еще до начала самого лечения. Да, мы начали лечить иначе, но именно так, как следует – то есть предвидеть проблемы, эффективно и комфортно их решать и обеспечивать долгую и безупречную эстетику. Avroraclinic давно уже вышла на несколько иной уровень. Это единственная в России клиника, которая входит в альянс The Leading Dental Centers of the World. То, что каждый день делается в клинике, каждый случай из практики можно без стеснения показать и гордиться результатом. Отдельно отмечу, что наша клиника, наверное, единственная в стране, стала выпускать собственные инструменты для микрохирургических манипуляций. Деятельность эта достаточно трудоемкая и энергозатратная, но очень интересная. Конечно, всего этого могло бы и не быть, если бы рядом не находилась моя сестра – человек, который знает, для чего и как достигаются хорошие результаты в нашей профессии, который разделяет твои жизненные принципы, которому ты абсолютно доверяешь. Взяв на себя управленческий сегмент, она освободила меня от рутины, не имеющей отношения к медицине. Так что семейный бизнес в нашем случае – это сплошные плюсы, к которым я могу добавить еще один большой плюс – это то, что я вижусь со своей сестрой каждый день. Ну а минусы... Я не знаю никаких минусов.


По каким критериям вы подбираете команду? Что для вас важнее – профессионализм или человеческие качества?

У нас сложная задача – мы должны подобрать человека, приятного во всех отношениях и при этом высокопрофессионального. Это, конечно, непростая задача. Много времени уходит на то, чтобы найти молодых специалистов. В этом плане я очень открыт для общения. Коллектив наш растет, что говорит о том, что мы движемся в правильном направлении и все делаем правильно. Конечно, бывают случаи, когда человек не вписывается в коллектив по каким-то своим личностным качествам, но, к счастью, это бывает крайне редко.


БЛИЦ-ОПРОС КОЛЛЕГ

Петров Алексей Анатольевич, врач-ортодонт AVRORACLINIC (Москва)
1. Арам Давидян - какой он в работе?
Чёткий, последовательный стратег, логичный, мультидисциплинарный, продумывающий на длительную перспективу.

2. Какие его достоинства вам особенно нравятся и есть ли у него недостатки?
Достоинства: всегда знает, чего хочет; умеет объединять людей и заражать их своими идеями. В последнее время бывает слишком самоуверен и не прислушивается (и не интересуется) к альтернативным мнениям коллег; иногда есть ощущение, что старается для соцсетей больше, чем для коллектива.

3. Какой самый ценный опыт вы от него переняли?
Умение слышать то, что хотят сказать, а не то, что говорят. Полностью перенять этот навык не получается до сих пор.


В своей клинической практике от чего получаете наибольшее удовлетворение – от процесса работы или от её результата?

Ну, как можно не получать удовлетворение от результата?! Конечно, когда ты видишь пациента, которого ты лечил много лет назад, и он приходит к тебе в клинику и улыбается, то, безусловно, это доставляет тебе массу удовольствия. В то же самое время ты получаешь точно такое же удовольствие от процесса лечения.


Как вы думаете, проблемы стоматологии в мире и проблемы стоматологии в России – это разные проблемы или в них есть общие моменты?

Стоматологии разные, но проблемы одинаковые, хотя и с некоторой спецификой. Если говорить о западной стоматологии, то там, к сожалению, многое не совсем правильно, как и у нас, в России, в плане организации этого процесса. Но в России сейчас уже есть клиники, которые более или менее успешно представляют принципы образцовых клиник, например, таких, как американская Mayo Clinic (Клиника Мэйо).


Вам не хотелось бы заглянуть в будущее имплантологии, лет этак на 10 вперед? Каковы ваши прогнозы или ожидания?

Стоматология очень бурно развивается последние 50 лет. Иногда даже опытным врачам кажется, что она достигла потолка, но на самом деле это не так, потому что новые достижения не заставляют себя ждать. Если говорить о каком-то возможном прорыве в стоматологии, то, вероятно, таковым станет способность к самостоятельной регенерации за счет клонирования зубов, подсадки собственных зачатков и так далее. Но было бы ошибочным думать, что новые технологии приведут к исчезновению профессии стоматолога, ведь развитие стоматологической науки никак не ведет к исчезновению стоматологических заболеваний. Любое развитие медицинской науки и расширение ее возможностей на самом деле лишь усиливает влияние врача на финальный результат, вот только врачи будут требоваться всё более квалифицированные. А это значит, что залогом здоровья полости рта все так же останутся усердие самого пациента и высокая квалификация врача.

0 комментариев