Новогодние байки - очевидные для врачей невероятные события или истории про коммуникации

04.01.20 04 января 2020 0

Авторы:

Русакова Ирина Владимировна

Доцент кафедры организации здравоохранения УГМУ, кандидат медицинских наук.


Чередой размеренных событий неумолимо приближался Новый год. Вокруг царили хаос и предновогодняя суета - миллион дел, требующих срочного завершения до праздников (хотя Николай Сигизмундович никак не мог понять, к чему эта суета и срочность, ведь точно такие же дела, дни и проблемы возникнут сразу после праздников в огромном количестве и чередой будут следовать друг за другом на протяжении всего года! Так зачем же нарушать это мирное течение дел? Хотя во многом и для него, и для всех остальных вопрос это был гипотетический...

Новогодние байки - очевидные для врачей невероятные события или истории про коммуникации

Однако, был и свет в конце тоннеля!

Будете смеяться, но мы с друзьями по медицинскому цеху, каждый год 30 или 31 декабря ходим... в баню! Точнее ездим поочередно к кому-то из нашего дружного коллектива. Да, все именно как у героев «Иронии Судьбы».

В это раз собирал нас наш коллега анестезиолог-реаниматолог, удачно успевший выйти на пенсию до всех этих пенсионно-новых преобразований Василий Семенович. Это был замечательный улыбчивый неразговорчивый коротышка с лукавым прищуром серо-голубых глаз. Дом, при котором располагалась термическая Святыня для наших уставших тел и душ, находился в небольшом пригородном поселке, километрах в 30 от города. Добираться туда удобнее всего было на собственном автотранспорте, поэтому коллективным медицинским разумом было решено использовать в качестве этого самого средства мой Сверхпроходимый «Патриот» и соответственно меня, как человека почти не пьющего и замечательно умеющего веселиться и в трезвом состоянии. Как говориться пьем мы для запаха – веселья у нас и так хватает.

И вот стол накрыт, пиво охлаждается за дверью в предбаннике, а теплая компания парится в не менее горячем помещении, а компания подобралась действительно теплая – помимо меня и Василия Семеновича, пыхтел и отдувался от накрывающих клубов жаркого пара детский уролог Михаил Львович, успевший влиться в наш тесный круг прямо с дежурства, и мой коллега онколог из ведомственной клиники РЖД Всеволод Игоревич и врач-рентгенолог из частного медицинского центра Владимир Михайлович. Вот такая подобралась замечательная компания.

И вот когда приятная нега разлилась по нашим телам, наши мозги тоже стали просить словесной разминки. Настала череда анекдотов, рассказов, баек. Мы болтали ни о чем и обо всем и как-то плавно разговор перетек в русло эффективных коммуникаций (это моя любимая тема) а, проще говоря – как ГОВОРИТЬ, чтобы тебя УСЛЫШАЛИ и ПОНЯЛИ. Тема была мне чрезвычайно интересна, поэтому я стал подбрасывать дров реально в камин и виртуально чтобы развить тему поглубже.

- А вот, друзья, наверняка в Вашей многолетней врачебной практике, были казусы, связанные с НЕДО-Пониманием, когда кто-то НЕДО-ОБЪЯСНИЛ, а кто-то НЕДО-ПОНЯЛ? Ну ведь были же? Наша специальность славится всякими байками!! НУ? – не отставал я от приятелей-медиков.

Первым крякнул и расплылся в улыбке Василий Семенович и его хитрые глаза заблестели сильнее:

- Я вам расскажу даже не одну, а две истории, и если бы они случились не со мной, я бы очень сильно засомневался в их достоверности. Тот факт, что я был личным свидетелем этих событий, не делает их менее невероятными при всей их реальности.

- Так вот, - начал свой рассказ Василий Семенович, - дело было когда я работал совсем еще не долго и нес свою трудовую вахту в реанимационном отделении по направлению гемосорбции крупной больницы нашего города. Наша смена идет своим чередом, вдруг звонок по внутренний линии и мой коллега, взявший трубку меняется в лице:

- Да, готовы взять на срочную процедуру, да, прямо сейчас! А что собственно произошло? ЧТО прокапали? ЧТО? Я правильно услышал? КАК? ТАКОЕ БЫВАЕТ?

Тот, кто занимает активную позицию в диалоге – задает много вопросов. Врачу подходит активная позиция и необходимо учиться задавать вопросы. Ну и конечно позиция активного слушания – внимательно воспринимать ВСЮ входящую информацию.

И он еще больше меняется в лице:

- Ладно, готовим аппаратуру, спускайте пациента к нам в отделение!

И тут же команды нам:

- Ну что, молодняк рты разинули? Работаем! Тяжелого больного сейчас привезут из нашей гастроэнтерологии – БУЛЬОН по вене прокапали!!!

Тут уже оцепенели мы - ЧТО? КАКОЙ БУЛЬОН?

Какой - какой? Куриный!!! - РА-БО-ТА-ЕМ!! – рявкнул старший коллега, обсуждать позже будем!

Ну, в тот вечер и для пациента, и для нас все закончилось хорошо. То ли жена бульон процедила очень хорошо, то ли правильно говорят: «Если пациент хочет жить, медицина бессильна», но пациент с наполненными бульоном венами ушел от нас утром самостоятельно и в совершенно хорошем самочувствии. Вот такая была история.

Забыв про парилку, пиво и рыбу, наша компания, изумленная рассказом, наперебой кинулась задавать вопросы: - Что? - Что же случилось на самом деле? Почему и как бульон оказался в капельнице?

- А вот что случилось в отделении гастроэнтерологии за полчаса до реанимации, - Василий Семенович откашлялся, глотнул пенного холодного освежающего напитка, и продолжал:

- Вот вам и в коммуникации дело. Вернее, в коварстве этих самых коммуникаций. Пациенту капельницы ставила медсестра, работающая в гастроэнтерологии первый день. Ей Старшая сказала мол иди, возьми на тумбочке бутыль с физраствором и капельницу поставь. А аккурат перед этим любящая жена принесла своему дорогому мужу так необходимый для выздоровления куриный бульон. И по иронии судьбы, оказался у нее под рукой флакон из под медицинских препаратов, а там какая плотная удобная резиновая крышечка, и стало быть тара идеальная. Откуда же жена могла знать, что именно эта тара плюс новоиспеченная медсестра чуть на сыграли в жизни ее мужа свою роковую роль. Вот так и подводят нас наши слова. И флакон с тумбочки переместился в систему и начался процесс «восстановления» крови, и когда старшая с физраствором зашла в палату – почти 200 мл было распределено по кровеносной системе пациента.

После наших эмоциональных охов и вздохов и нескольких глотков под тост «за здоровье», Василий Семенович продолжил:

- А был еще один эпизод в моей реанимационной практике – тоже мог трагедией закончиться и тоже связан и с коммуникациями и новобранцами в медицине. Рассказываю:

- Сидим мы как-то на дежурстве, время обеденное, все спокойно, пациенты в стабильном состоянии, как говориться – «В Багдаде все спокойно» - Василий Семенович усмехнулся и опять откашлялся, отхлебнул пенного из бокала значительно.

- А у нас на практике интерн был, тоже второй или третий день практику в реанимации проходил - в принципе малый смышлёный, ну мы ему и разрешали помогать, уколы ставить, препараты вводить в системы нашим пациентам. Вот я ему утром и говорю, мол, пациент у нас новый, инсулинозависимый, надо следить за ним, не пропустить, когда инсулин вводить – 2 единицы утром надо ввести.

А сам с коллегой чайку налили, передышку себе небольшую устроили.

Ну и как-то неспокойно за чаем-то мне стало, седьмое чувство что ли какое – хотя не верю я во все эти нереальности, но тут и поверить не грех. Выхожу к больным нашим, а студент стоит склонившись со шприцом 5-ти кубовым над пациентом, вижу зорким глазом, что чуть меньше половины наполнено лекарством и собирается в подключичный катетер ввести препарат.

- Стоп! Это что? - Очень решительно, но не очень громко интересуюсь.

- ИИИ-инсулин..Вы..Вы..же сами 2.. Вот я два кубика и набрал…ну.. чтоб..это..не пропустить..

- Не пропустил чуть на тот свет ты его сейчас, - шепчу студенту.

- Учился-то как? И сейчас каким местом соображаешь? Инсулин же не кубиками, а единицами ставят и шприц для этого специальный ИН-СУ-ЛИ-НО-ВЫЙ. А он какой? Правильно, очень тоненький, значит 2 единицы – это очень мало, так-то друг, интерн. Мы чуть с тобой огромную и непоправимую ошибку не совершили. Надо СЛУШАТЬ и СЛЫШАТЬ. Почему в моем утреннем спиче тебя слово ЕДИНИЦЫ не насторожило? Почему не спросил?

Ведь не стыдно чего-то не знать – стыдно не спросить и не узнать.

Кто-то из очень известных в вольной интерпретации автора.

Ммм-Да, опять коммуникации. Мы за столом как-то дружно вздохнули, а наш коллега онколог почему то с очень хмурым лицом заметил:

- Ну, то что ты, Семеныч, не веришь в провидение или, как ты там назвал это - седьмое чувство - это зря. Знаю я один случай – был свидетелем, не к сегодняшнему столу и времени, но при встрече, обязательно поделюсь – вот там и ПРОВИДЕНИЕ и КОММУНИКАЦИЯ стали действующими лицами реальной истории, казавшейся всем нереальной.

- Да ладно, мужики! Что вы о грустном-то? Праздники же на носу! - надо жизнеутверждающие истории рассказывать, - возмутился Михаил Львович. - Я вот вам свой послепраздничный эпизод расскажу - о нем до сих пор байка по нашему отделению ходит, хотя лет семь уже с той поры прошло и история эта передается из уст в уста молодым урологам.

- А дело было так. Бегу я по коридору на линейку после беспокойного новогоднего дежурства в своей многопрофильной больничке, ночь бессонная - много разных деток поступало, в общем суета. И тут меня в коридоре за рукав останавливает наша доктор молодая из отделения патологии новорожденных и устраивает мне допрос с пристрастием:

- Михаил Львович, доброе утро! Ну как наш маленький детородный орган поживает? Сможем что-то сделать и полноценно его использовать?

Я буквально опешил и не нашел сказать ничего лучшего как:

- А вы Нина Петровна всех такими фразами приветствуете или только меня?

- Или с нового года так модно всех мужчин утром встречать?

- Или только урологам и их конкретным органам посчастливилось?

И тут вижу как краска заливает ее лицо и она начинает нервно тараторить :

- Михаил Львович, так яж про Николенко, мальчонка новорожденный поступил к нам вчера в отделение с вашей как раз патологией, так посмотреть Вы должны были, срочно надо было урологу показать направление ж было, я не про вас же конечно, я про него.

И тут мы оба начинаем смеяться так, что остановиться уже не можем, до колик в животе. В результате у мальчонки действительно все не критично оказалось, а про приветствие Ниночки Петровны рассказывают всем молодым врачам нашего отделения - вот и такие коммуникации бывают.

В общем под горячие банные процедуры, холодное пиво и реально-нереальные истории завершался еще один замечательный год. А я возвращался домой по заснеженной сказочной дороге под посапывание и храп своих спящих приятелей и на душе у меня было тихо и спокойно от ощущения, что пока существуют теплые компании, задушевные истории и душевное общение – мы люди остаемся ЛЮДЬМИ, СЛУШАЮЩИМИ, СЛЫШАЩИМИ и ПОНИМАЮЩИМИ и в нашей непростой профессии особенно.

Если и у вас есть какая-то интересная и поучительная история из медицины, то присылайте мне её на почту rusakovaiv@mail.ru - я её доработаю вместе с вами и после поделимся ей со всеми. Ирина Русакова.

Статьи от брендов

0 комментариев